Александр Сумин: «Руководить одинаково сложно и просто…»

227
0

– Какой вы имели профессиональный опыт, прежде чем пришли на руководящую должность в Районную больницу?

 

– Я окончил Курский государственный медицинский институт. В последующем – Военно-медицинскую академию, факультет руководящего состава медицинской службы Вооруженных сил. И все это по специальности «хирургия». И начало моей трудовой деятельности врача было связано с хирургией, и служба в вооруженных силах. Я занимал ряд должностей хирургического профиля, последние 20 лет был ведущим хирургом крупнейших госпиталей РФ. Потом так сложилось в моей биографии, что из военной медицины переключился на организацию здравоохранения в составе администрации Сергиево-Посадского муниципального района, а 2,5 года назад был назначен Министерством здравоохранения Московской области на должность главного врача Районной больницы.

 

– Чем отличается система здравоохранения в вооруженных силах и на гражданке?

 

– Военное здравоохранение – это, в первую очередь, оказание медицинской помощи военнослужащим, в том числе лечение раненых и пораженных на реальных театрах военных действий. С этим была связана часть моей жизни. В последующем занимался лечением пациентов в стенах военных госпиталей. Думаю, проводить параллель между военным и гражданским здравоохранением не совсем корректно. Есть самое главное общее, что объединяет эти системы, – это больной или пострадавший человек. В гражданской жизни набор клинических ситуаций более широкий, хотя варианты оказания помощи идентичны. В армии многие методики лечения более прогрессивные. Опыт работы в вооруженных силах очень помогает мне на гражданке.

 

Принципиальных отличий в руководстве военной и гражданской медициной нет – и там и там работают профессионалы, решают поставленные задачи. Нюансы в гражданском здравоохранении присутствуют, их надо изучать, уважать и претворять в жизнь…

А работать на руководящих должностях и в армии и на гражданке одинаково сложно.

 

– Именно вам выпала ответственность решать вопросы в рамках осуществления областных программ здравоохранения?

 

– Наше учреждение одно из самых больших в Московской области. Вопросы жизнеобеспечения его крайне серьезны, особенно с учетом того, что наша больница носит характер скоропомощной, так как 80 процентов пациентов поступают к нам на скорой помощи.

 

Я с глубоким уважением отношусь к предшествующим руководителям – тем, кто вводил в строй эту больницу, кто в последующие годы ею руководил. Но это было другое время – другие ресурсы и потенциал. Сейчас все меняется. И это процесс болезненный. Сейчас происходит реализация нашего энергичного внутреннего потенциала. Хочется выразить искреннюю благодарность нашим руководителям в районе и области, которые поддерживают наши идеи и начинания. Да, есть областная программа, она реализуется. Но у всех она реализуется по-разному. Это зависит от слаженной работы команды. Такая команда в нашем учреждении есть, я сам работу в такой команде ощущаю, поэтому верю в результат.

 

– А что вы скажете о кадровом вопросе в самой больнице?

 

– Кадровое обеспечение – это один из самых серьезных вопросов. Мы занимаемся им постоянно. У нас есть дефицит таких специалистов, как участковые педиатры, участковые терапевты, врачи – анестезиологи-реаниматологи, врачи-отоларингологи (их сейчас не хватает и в других муниципалитетах). Кстати, для понимания, коллектив у нас огромный – 2700 сотрудников. И мы работаем над вопросом привлечения специалистов. Вступаем в определенные социальные областные программы. Кстати, наш район – один из пионеров, где было принято решение о компенсации врачам оплаты съемного жилья в размере 15 тысяч рублей. В этом году мы приняли на работу трех врачей – кандидатов наук. Наш коллектив работоспособный: разновозрастной, специалисты имеют разный стаж, разные навыки и умения. Важно, что сохранилась преемственность – старший учит младшего.

 

– Не могу не коснуться темы смерти. Ведутся ли статистика, динамика, анализ?

 

– Анализ смертности на территории района ведется обязательно. Напомню, что мы живем в эпоху реализации майских президентских указов 2012–2018 годов. И в следующем году должны будем перед президентом отчитаться об их исполнении. Туда включены и задачи по снижению смертности по конкретным позициям. По этому вопросу ведется серьезная аналитическая работа, в результате которой делаются выводы: почему умер человек – в том числе почему дома, в другом регионе, в больнице… Потом принимаются соответствующие решения и действия. Показатели смертности в нашей больнице не выше показателей по Подмосковью и РФ. Хочу добавить, что показатели смертности очень жестко мониторируются Министерством здравоохранения Московской области, и работа на результаты по ее снижению являются одной из главных тем селекторных совещаний с руководителями лечебных учреждений, которые еженедельно проводит Министерство.

 

– Один из последних случаев, смерть ребенка, был вынесен за стены больницы и вызвал резонанс. Почему вы не выступили заранее с официальным заявлением об этой ситуации?

 

– Я готов отвечать на официальные запросы, а их не было. Были грязные публикации в желтой прессе, реагировать на которые я считаю ниже своего достоинства. Насколько непозволительно оголила эту тему та самая пресса, я даже не хочу обсуждать. Каждый год в больницах умирают люди. И каждый конкретный случай смерти подвергается самому тщательному разбору. И если выявляются какие-либо упущения со стороны медицинского персонала, незамедлительно следуют и соответствующие меры, порой гораздо более жесткие, чем вы можете себе представить. Но мы не имеем права выносить это за стены больницы.

 

– Но есть и адекватный негатив – к сожалению, в работе с людьми он всегда присутствует.

 

– Да. Есть негатив, и с этим вынужден согласиться, безусловно, есть проблемы, которые надо решать и которые решаются. Я открыт. Мой служебный телефон доступен 24 часа в сутки. Я готов к личной встрече для решения конкретных вопросов. Нерешаемых вопросов нет – они решаются либо немедленно, либо по времени.

 

– Какие первоочередные задачи вы ставите?

 

– Самое принципиальное – воспитывать свою школу врачей. Постоянно ежедневно и круглосуточно их учить. Я общаюсь с коллегами 24 часа в сутки. Я лично отслеживаю каждого тяжелого пациента. Это самое главное – создать мощный работоспособный умный неконфликтный коллектив, который может решать сложные лечебно-диагностические задачи.

А дальше уже все прилагается – ремонты, благоустройство, питание и т. п. Только среда обитания без профессионального коллектива ничто.

 

– Как вы думаете, будущее за платной медициной?

 

– Сложно это комментировать. Что касается государственного здравоохранения и платной медицины, то возникли конкретные ножницы. Есть определенные достижения и там, и там. Но отсутствие равновесия между этими системами порождает массу социальных противоречий и конфликтов. Платная медицина – это средний срез оказания помощи пациенту. Всю самую тяжелую нагрузку несет государственное здравоохранение.

 

– Значит надо совершенствовать систему медицинского страхования?

 

– Это тема отдельного разговора. Могу только констатировать, что способность учреждения функционировать полностью зависит от его финансово-экономического положения. Сейчас механизмы достижения финансовой стабильности очень непростые. Мы работаем в рамках этих механизмов, и у нас это получается. Здесь опять вспомню о команде: мы вместе должны выбирать возможности, которые нам дают, для того, чтобы адекватно существовать и не впадать в крайности.

 

– Ваша должность подразумевает серьезную нагрузку, как вы восстанавливаетесь?

 

– Да, нагрузка большая, не всем по плечу. Надо быть по жизни адаптированным. Но я же рос в семье медиков, все были военные врачи, поэтому сам образ жизни с детства меня закалил. Плюс закалил меня и собственный опыт. Расслабиться очень трудно. Не помню, когда был в отпуске. Наверное, у меня последнее время получается расслабиться только в городской бане – баня точно снимает стресс.

Комментарии
0

Никто еще ничего не написал...

наверх >
x Спасибо за внимательность. Опечатка уже отправлена нашим редакторам.