"Корейская война" или как боролись с мусором в Загорске

219
1

Если бы мы могли с помощью высоких технологий или Гарри Поттера оказаться в городе Загорске конца 1940-х годов весной или осенью, то наверняка смогли бы услышать тревожное перешептывание граждан о «корейской войне». Нет, нет, речь не шла про доблестных бойцов товарища Ким Ир Сена и американского генерала Макартура. Просто – горела «самая главная свалка»…

 

Проблема сбора, вывоза и утилизации мусора для ХХ века оставалась актуальной на всем его протяжении, как и вопросы экологического плана, связанные с этими процессами.

 

Анализ документов и постановлений второй половины 1920-начала 1930х гг. дает яркую картину борьбы с бытовым мусором разного уровня. Будем при этом помнить, что город практически был лишен привычной нам канализации, по улицам двигался гужевой транспорт, а местное население (и предприятия) без зазрения совести сбрасывали свои отходы в овраги и, самое страшное, в протекавшие по городу речки – Кончуру и Вондигу. У последней даже ее имя стали образовывать сами понимаете от чего…

 

Превратившаяся в сточной карьер Кончура начинала представлять глобальную экологическую угрозу. Весь бытовой хлам, сброшенный в нее по ее течению от Келарского пруда (в том числе производственный с Литейно-механического завода на Вознесенской улице) во время половодья или летних ливней забивал трубу под железнодорожной насыпью. И начиналось глобальное наводнение! А потом весь хлам осежал в долине речки.

 

В начале апреля месяца в городе организовывался санитарный двухдекадник с участием санитарных врачей, представителей коммунальных служб и активистов от улиц и административных районов (их тогда было пять). В рамках двухдекадников проходили подворные обходы (состояние «навозниц»,т.е. объектов для складирования навоза, уборных и наличия бытовых отходов на дворах). Уборка и ремонт всего этого хозяйства возлагалась на хозяев или предприятия. По уборке мусора город был разделен на два десятка санитарных секторов (по улицам) с прикреплением к каждому предприятий и учреждений. Они давали инвентарь, транспорт, рабочую силу на субботниках и воскресниках. Но основная тяжесть уборки и вывоза мусора (и деликатных отходов бытия человеческого) возлагался на службу Горкомхоза под названием Ассенизационный обоз (по народному «золотарей»). Обоз имел спецтехнику – телеги-грабарки для мусора и бочки для жидких отходов). Твердые бытовые и производственные отходы вывозились на городскую свалку, где ежегодно (осенью) сжигались «в общем режиме» (т.е. пока полностью не сгорит). Жидкие –перевозились на «ассенизационный двор» ( за современным Гражданским поселком) где утилизовывались путем просыпки хлоркой и грунтом. В 1930 году Ассенизационный обоз сделали хозрасчетным, т.е. артелью. И пошли многочисленные жалобы на «золотарей» -то они на окраине вылили свой груз, то –продали его огородникам (а это –полное нарушение санитарных норм, тем паче в условиях вспыхнувшей в 1931-32 гг. эпидемии тифа), то –бессовестным образом на своем транспорте перевозили за деньги пассажиров и их поклажу. Эту переписку читаешь со смехом и слезами.

 

А теперь –перебираемся к главному объекту нашего рассказа – городской свалке, которая в 1930-40-х гг. находилась за городом, в урочище Люшино. Для того, чтобы читатели могли идентифицировать это место, назову знакомый многим объект – «Коровка» или «Коровий пруд», что за Восточным поселком, близ железнодорожной линии.

 

Объект это был серьезный, ведь сюда для довольно примитивной утилизации (регулярное сожжение) привозили промышленные отходы предприятий города, в том числе и пряжу-путанку с трикотажной фабрики. Вещи соблазнительные для умельцев и умелиц!

 

У свалки был свой комендант (его звали попросту сторож). Он с семейством строго следил за появлением в хозяйстве чего-то серьезного. С легкой доработкой это «серьезное» (например, все та же пряжа) оказывалась у потребителей. Разумеется, зав определенную мзду.

 

Время от времени жители города могли обонять (а на Восточном поселке и созерцать) как «горела свалка». Столб едкого дыма наполнял воздух.

 

В конце концов свалку закрыли. Это произошло в апреле 1951 года. Причин было несколько, в том числе и чисто экологического плана. Ведь поселок Козья горка (Восточный) оброс еще несколькими улицами, вплотную приблизившись к оврагу, за которым находился «объект». А по другую сторону железной дороги раскинулись многочисленные садовые товарищества. И систематическая «Корейская война» ( так, по аналогии с политическими событиями прозвали наши земляки регулярное, продолжавшееся несколькими неделями, горение свалки) вызывала многочисленные жалобы и жителей и уличных комитетов. После последней «кремации» свалку закрыли, о чем было сообщено местной печатью. Ее остатки были завалены землей. А в образовавшемся от выемки грунта котловане с помощью речки образовался водоем. Какое-то время в этих местах были выделены участки под огородничество работникам Профтехшколы интерната инвалидов войны. что располагался в бывшем Черниговском скиту, а затем поле стало местом выпаса стада. Однако несанкционированная свалка продолжала существовать до конца 1990- х годов. А потом и ей пришел конец. Тогда же была сделана попытка провести здесь лесонасаждения. Но сосенки погибли от горячего солнца.

 

P.S. Возможно десятилетия спустя, эта заметка заинтересует археологов будущего!

 

Комментарии
1

Вот как познавательно ...Вечная проблема -этот самый "культурный слой"... Ни как не обойтись без завода по переработке мусора На самом деле ВСЕ против полигона - и чиновники, и общественность, и жители района и тем более дачники. Только самое смешное в том, что ни кто не собирается строить здесь полигон. Тогда к чему вся эта буча, митинги? Притянуть за уши ситуацию в Волоколамске на местную территорию? Если всем так стало жалко жителей Волоколамска-значит тем более должны все выступить единым фронтом и построить здесь мусоро перерабатывающий завод, притянув на себя ТБО жителей Волоколамска, что бы уже загрузить завод пополняю и добиться уже его рентабельности, что бы прибыль получать, а не дотировать его работу за счет скудного социального бюджета, сокращая социальные программы, среди людей живем...Чай не "столичные" жители, с пониманием...
Ответить
наверх >
x Спасибо за внимательность. Опечатка уже отправлена нашим редакторам.