Антирелигиозный дурман

Степанов Юрий
396
0

Записки инструктора горкома

 

Продолжение. Начало в № 18


Атеистическая работа была частью идеологической пирамиды. Считалось, что в каждой первичной парторганизации должен быть свой организатор атеистической работы или даже совет атеистов, который устраивает лекции атеистической направленности, наглядные «уголки атеиста», организует новые советские обряды (вроде «имянаречения») и ведёт, наверное, «индивидуальную работу с верующими» (всю глубину этого маразма я уже, признаюсь, подзабыл). В реальности в лучшем случае дело ограничивалось какой-нибудь лекцией. И вот этот «идеологический актив» – организаторов и лекторов – наш отдел должен был периодически собирать на семинары. Мой начальник Константин Бобков был человек амбициозный и договорился аж с Институтом научного атеизма Академии общественных наук при ЦК КПСС (был такой идеологический монстр). Именитых специалистов из Москвы надо было привозить-отвозить, и здесь нас выручали парткомы предприятий – давали машину по графику. Для профессуры это была партийная нагрузка, денег им за это не платили, но как же не поехать в Загорск – самый «рассадник», на передний край борьбы с «мракобесием»? Да и начальство оценит.


Впрочем, все эти доктора и кандидаты были не слишком интересны и разговаривали, как правило, суконным языком. Выручал нас Юрий Феодосьевич Попов – отставник из посёлка Ферма, опытный лектор общества «Знание», прирождённый политработник. И замечательный человек, хоть и зацикленный на атеизме. Его эрудиции хватало, чтобы интересно рассказывать об истории религии, устройстве церкви, обрядах, праздниках и т.п., о чём, в общем-то, узнать в то время было негде. На этом и «выплывали». В конечном счёте это было больше расширением кругозора, чем пропагандой атеизма.


Для атеистического актива отдалённых сёл и деревень вроде Константиново, Торгашино, Самотовино, Веригино – так называемый «шеметовский куст» – мы устраивали выездной семинар в Шеметовском доме культуры. Партийные секретари соответствующих совхозов обеспечивали явку ответственных за атеистическую работу (скорее, мифических), а мы привозили им лектора – обычно это были работники музея-заповедника Владимир Ткаченко или Владимир Вишневский.


Отдельно следует сказать о Пасхе. Советская власть Пасхи почему-то боялась, как чумы, и относилась к этому традиционному, скорее, народному, чем церковному, празднику соответственно. Пасха в Троице-Сергиевой лавре была особенно популярна. Во-первых, «центр русского православия» – многие ехали в Загорск на Пасху даже из Москвы. Во-вторых, дефицит зрелищ. В-третьих, запретный плод сладок. Для молодёжи проникнуть в пасхальную ночь в Лавру и увидеть крестный ход хотя бы из-за ограды Успенского собора было немалой доблестью, а попасть внутрь – вообще мечтой!


Чтобы уберечь подрастающее поколение от тлетворного влияния церкви, вечером перед пасхальной службой на подступах к Лавре разворачивали целые охранительные пикеты из работников школ, комсомольского актива и инспекции по делам несовершеннолетних. А где-нибудь поблизости, например, в «старом горкоме» (где теперь лаврская гостиница) сидел оперативный штаб, который руководил всей этой «операцией». В позднесоветское время – к концу восьмидесятых – охранительные и запретительные методы стали заменять на более гуманные: по телевизору в пасхальную ночь давали концерт Аллы Пугачёвой или другой звезды, а на местном уровне молодёжь пытались отвлечь дискотекой, кинофильмом или даже театральным спектаклем.


Это, впрочем, мало помогало. До тех пор, пока запреты не были сняты. В девяностых интерес к ночным пасхальным службам ещё сохранялся, но уже как к зрелищу, а потом принял естественные формы.


Вся эта громоздкая и никому не нужная система «атеистического воспитания» была пустой обязаловкой. Никто «внизу» не воспринимал атеистическую пропаганду как что-то серьёзное. «Ответственным» она была в массе своей «до лампочки». Тем более она была безразлична трудящимся коллективам. Но партия придумала себе мифического врага и с ним «боролась».


Продолжение следует

Комментарии
0

Никто еще ничего не написал...

наверх >
x Спасибо за внимательность. Опечатка уже отправлена нашим редакторам.