Виктор Мей. 130 лет спустя

Редакция
600
0

В этом году исполняется 130 лет со дня рождения Виктора Мея (23.08.1888–13.04.1975), портретиста и пейзажиста, театрального художника и преподавателя живописи и рисования, активного участника первого в нашем городе творческого объединения живописцев – Троице-Сергиевского художественного общества, участника Первой мировой войны.

 

Предполагается, что культурная общественность широко отметит памятную дату. Сергиево-Посадский музей-заповедник непременно откроет выставку работ Виктора Мея. Возможно, один из местных известных меценатов издаст наиболее полный каталог работ юбиляра. А депутаты, быть может, решатся переименовать одну из улиц города в улицу Виктора Мея.

 

В ряду этих значимых событий, наверное, своё место займёт и благоустройство места захоронения Виктора Мея на Старом кладбище.

 

НА ПОГОСТЕ

 

Более 40 лет прошло с того апрельского дня, когда инженер ЗЭМЗа Исаак Марон проводил Виктора Мея на городское кладбище. На «Скобянке» был заказан гроб и грузовик, на могиле Марон поставил деревянный крест, а со временем заменил его на железный, сваренный из арматуры.

Несколько лет тому назад добрые люди покрасили крест, привели в порядок могилку. Но, глядя на сегодняшнее её состояние, поневоле думаешь: разве такого упокоения достоин один из основоположников художественного сообщества нашего города?

В оставшиеся до юбилея четыре месяца можно было бы как-то обустроить эту могилку, если не говорить о перезахоронении останков.

А может, установить памятник Виктору Мею в том же Вифанском парке, уже украшенном скульптурой Михаила Пришвина работы Юрия Хмелевского? А там, быть может, появятся окрест и другие достопримечательные изваяния наших известных согорожан?

 

НАЧАЛО ПУТИ

 

Виктор (ударение на «о») Альберт Фрицев Мей родился в Смоленской губернии 23 августа 1888 года в семье железнодорожного служащего Фридриха Мея, происходившего из прибалтийских немцев.

Увлекался рисованием с раннего детства.

В первые годы XX века семья переехала в Московскую губернию, куда отец был назначен начальником станции Сергиевского посада Московско-Ярославской железной дороги.

Виктор поступил в городскую гимназию, где уже серьёзно занялся живописью у Петра Сергеевича Сумарокова, подготовившего юношу к поступлению в Императорское Строгановское Центральное художественно-промышленное училище.

Первые ученические работы Виктора Мея были представлены на конкурс Санкт-Петербургской академии художеств в 1905 году.

А в 1910 году Виктор Мей – участник Пятой очередной выставки акварелей и пастелей русских художников в галерее Лемерсье, что на Петровке.

Тогда же Виктор Мей увлекается карикатурой. Его сатирические рисунки печатаются в журналах «Кривое зеркало» и «Балалайка».

В 1911 году – в галерее Лемерсье выставлена его картина «Перед экзаменом».

В 1912-м – на выставке работ Строгановского училища представлен «Портрет натурщика».

В 1913 году на Девятнадцатой выставке акварелей, рисунков и графики русских художников в галерее Лемерсье представлены «Портрет отца» и другие работы.

В том же году на ежегодной выставке русских художников в Москве выставлены пастель «Любит выпить» и другие работы.

В том же году на выставке картин из частных коллекций в Строгановском училище представлены «Улицы Посада», «Собор Троице-Сергиева монастыря» и другие.

Уже тогда работы Виктора Мея – пастельные портреты и рисунки цветными карандашами – приобретаются коллекционерами.

В 1914 году после объединения местных художников в Троицко-Сергиевское художественное общество (1914–1917) Мей принимает активное участие в ежегодных городских выставках.

В том же году Мей окончил Строгановское училище по классу декоративно-прикладной живописи как лучший ученик художника-импрессиониста Дмитрий Анфимовича Щербиновского. Так Щербиновский представил своего ученика Илье Репину на одной из выставок.

Но начинается Первая мировая война. Мея призывают на защиту Отечества.

 

ПЕРВАЯ МИРОВАЯ

 

Уже тогда сложилась практика ускоренных 4-месячных выпусков, так как фронт остро нуждался в младших пехотных офицерах. Виктора Мея направляют в Александровское военное училище. Юнкерское училище располагалось в доме Апраксиных в Москве, в советское время там находилось Министерство обороны, до недавнего времени – Генеральный штаб ВС РФ.

В действующей армии способного рисовальщика определили картографом. Не расстаётся Мей и с альбомом для эскизов. В его Румынских фронтовых зарисовках, впервые представленных на выставке картин «Клич» Сергиевского Дома профсоюзов в 1924 году, галицийские деревушки и бессарабские пейзажи, крестьяне в национальных одеждах и, конечно же, окопные будни.

В начале Луцкого (Брусиловского) прорыва в июне 1916 года Мей тяжело ранен, несколько месяцев провёл в Московском госпитале.

Тогда же он пишет «Наступление началось» и «Перебежки», а позже – свою знаменитую «В атаку».

После Февральской революции походный альбом Мея заполняют сцены фронтовых митингов. А в декабре 1917 года Виктора Мея демобилизуют по состоянию здоровья, и он возвращается в Сергиев.

 

ДВАДЦАТЫЕ – СОРОКОВЫЕ ГОДЫ

 

В Сергиеве Мей открывает частную студию рисунка и живописи, а в конце 1918 года начинает свою почти тридцатилетнюю преподавательскую деятельность в школах города.

В 1920 году Мей участвует в Выставке картин – видов лавры, устроенной Комиссией по охране памятников старины и искусства.

В 1924 году кроме сцен недавней Первой мировой на выставке «Клич» Мей показывает «Девушку с брошкой», прихорашивающуюся у зеркала. Это его первая жена Валентина, балерина Большого театра. Чем не повод для местной газеты упрекнуть участников выставки в отсутствии внимания к росткам новой жизни?

В 1925 году художники Сергиева организуются в филиал недавно созданной Ассоциации художников революционной России, и уже на первой выставке Сергиевского филиала АХРР Мей представляет портрет «всесоюзного старосты» Михаила Калинина, беседующего с трудящимися.

В конце 1980-х Исаак Марон передал этот портрет в музей Калинина, который располагался в здании бывшей усадьбы Шаховских на Моховой.

Неизвестно, был ли этот опыт живописания власти единственным, но, по словам Виктора Мея, сказанным Исааку Марону, опыт рисования вождей «по клеточкам» обошёл его стороной. Хотя в годы Великой Отечественной, чтобы не умереть с голоду, приходилось заниматься изготовлением бытовых товаров, продаваемых на местном колхозном рынке. В частности, калош из автопокрышек, называемых в народе «лягушки».

В 1926 году Мей участвует в выставке «Жизнь и быт народов СССР» в Москве.

В 1935 году его «Сдача сена», «Строят скотный двор» и другие работы представлены на Художественной выставке Загорского района, а в 1936 году в Загорске состоялась юбилейная выставка, посвящённая творческой деятельности художника.

В 1920–1930-е годы Мей руководит художественными студиями при Сергиевском Доме профсоюзов, ведёт курсы художников кустарной артели им. РККА. С 1935 по 1946 год учит рисованию и живописи студентов Загорского техникума игрушки.

Мей оформляет и театральные постановки. Начав в юности с оформления молодёжных вечеров и благотворительных спектаклей, в 1918 году он становится художником Сергиевского театра, декорируя спектакли по Островскому, Мольеру, Горькому.

В 1925-м Мея приглашают художником в Киевский театр оперы и балета, где он выполнил эскизы к одной из опер.

В 1935 году оформляет спектакли ТЮЗа Кировского района Москвы, в 1935–1936 годах художественно оформляет многие детские учреждения Загорска.

В 1941 году на Выставке живописи, графики, скульптуры и прикладного искусства художников Московской области кроме пейзажей Бессарабии и Загорска представлены эскизы к опере «Тангейзер» и пьесе «Саломея».

Потом была выставка в 1944 году, две выставки в 1947-м – посвящённая 800-летию Москвы и выставка загорских художников.

В послевоенные годы Мей также принимает участие в реставрационных работах в Троице-Сергиевской лавре.

 

ПЯТИДЕСЯТЫЕ – ШЕСТИДЕСЯТЫЕ ГОДЫ

 

С 1950 по 1957 год Мей участвовал в десяти выставках в Москве и Загорске.

Крестьянской жизни посвящена картина «Молотьба в колхозе «Труд», но портреты и натюрморты занимают художника куда больше.

Исаак Марон познакомился с художником в 1960 году. Мей жил в деревянном доме на пересечении проспекта Красной Армии и улицы Воробьёвской. Шесть окон выходили на проспект. А сзади со двора была пристройка – такой полуторный этаж – там жила ещё одна семья.

В послевоенные и 1950-е годы дом Мея был открыт для всех: художников и учеников, друзей и знакомых и знакомых знакомых.

Виктор Фёдорович всё делал своими руками, был очень рукодельным. И как-то сделал машинку для печатания денег. У неё были такие валики и ручка. Если два раза повернуть ручку, то между валиков выползала трёшка. «Ну, кто пойдёт за вином?..» – вспоминает Исаак Марон.

Конечно, настоящие трёшки Мей закладывал в эту шутейную машинку заранее, чтобы повеселить гостей. А некоторых и напугать: подделка дензнаков в те годы каралась высшей мерой социальной защиты.

А ещё у Виктора Мея был радиоприёмник, по которому он часто слушал зарубежные радиостанции, но об этом мало кто знал, поскольку Мей никогда не комментировал происходящее в стране и мире.

После смерти Сталина вернулся из заключения родной брат Мея – Николай Фёдорович.

До войны он жил в Загорске и преподавал физику. Во время войны оказался в Ростовской области на оккупированной территории и, чтобы как-то выжить, учительствовал в школе. Стало быть, «поддерживал немецкую оккупационную политику в сфере образования».

Домой Николай Фёдорович вернулся в середине 1950-х совершенно больным и прожил недолго.

Тогда же умерла мама Вильгельмина Христофоровна. Сестра Мея – Софья Фёдоровна – вела всё хозяйство.

 

ШЕСТЬДЕСЯТ ПЯТЫЙ – СЕМЬДЕСЯТ ПЯТЫЙ ГОДЫ

 

При Хрущёве в стране началось массовое жилищное строительство, начали застраивать и Загорск, в том числе Воробьёвку.

В 1965 году во дворе дома Виктора Мея, там, где были сарай и огород, развернулось строительство пятиэтажки, на первом этаже которой потом открылся известный в советское время магазин «Товары быта». В этом доме №8 на проспекте Красной Армии Виктор Федорович получил двухкомнатную квартиру, куда перенесли его мастерскую, большой архив и картины.

В том же доме получила однокомнатную и гражданская жена Мея, Татьяна Павловна Макарьева.

В многоэтажке Виктор Фёдорович Мей прожил свои последние десять лет, но так и не привык к новым условиям. Страдал астмой, объясняя, что был отравлен газами в Первую мировую. Много болел, не выходил из дома и уже не брался за кисти.

«До 1967 года он всё время работал, писал картины. В 79 лет резко бросил. Считал, что реализовал себя полностью», – вспоминает Исаак Марон, чей портрет стал последней работой Виктора Мея.

Мей называл себя портретистом. Значительная часть его коллекции хранится в нашем музее – Сергиево-Посадском государственном историко-художественном музее-заповеднике.

Если вам удастся познакомиться с его наследием, то вы убедитесь, что Мей оставил грандиозный слепок уникальных типов и характеров своих современников.

«Но последние лет десять к нему почти никто не приходил. Я был одним из немногих его собеседников. ...Я и моя тёща, Татьяна Павловна. Они встретились в годы войны и больше не разлучались. Она пережила его лет на десять. Виктор Фёдорович много рассказывал о старой жизни, о Первой мировой, о картинах и выставках... Жаль, что не записывал. Казалось, ещё успеется...» – сокрушается Исаак Марон. Не успелось.

Мей был добрым, отзывчивым человеком. И у него было огромное число воспитанников.

В буклете выставки 1957 года, посвящённой 45-летию творческой деятельности художника, искусствовед Михаил Глинкин отмечает, что были годы, когда у Мея занимались до 600 учеников.

А в музее-заповеднике довелось услышать, что Виктор Мей был связующим звеном, посредством которого великое русское реалистическое искусство было привнесено на Сергиевскую землю.

 

Анатолий Северинов

Комментарии
0

Никто еще ничего не написал...

наверх >
x Спасибо за внимательность. Опечатка уже отправлена нашим редакторам.