Александр Миронов: «Джаз не только вернулся в город, но и стал неотъемлемой частью нашей культуры»

Редакция
Фото предоставлены Культурно-просветительским центром «Дубрава»
127
0

«Вернуть в город джаз» – так называлось интервью, которое в 2008 году дал газете «Вперёд» известный организатор концертов, музыкант и композитор Александр Миронов. Тогда разговор шёл о незавидном положении современной музыки в Сергиевом Посаде.

 

Сегодня Александр Миронов – директор Культурно-просветительского центра «Дубрава». Центр проводит по 70 концертов за сезон, в город приезжают звёзды мирового уровня, а фестиваль «Дубрава Музыка» хорошо известен не только в России, но и далеко за её пределами. О том, что изменилось в музыкальной жизни города за прошедшие 10 лет, «Я» поговорила с Александром накануне Международного дня джаза.

 

Что собой представляет джазовое движение Сергиева Посада?

 

— Наш город имеет богатейшую традицию – этой музыкой в Сергиевом Посаде активно занимаются с конца 70-х годов. Это здорово, ведь самой этой музыке относительно немного лет — недавно она отметила свое столетие. В 1917 году была издана первая джазовая пластинка, а сам жанр существовал с начала века. В силу идеологии эта музыка не получила широкого распространения в СССР, а стало быть, и правильного развития. У нас не понимали, что джаз — это не выражение западной культуры, а естественное развитие музыки. Тем не менее в нашем городе был пройден большой путь, и сегодня это даёт плоды.

 

В конце 70-х годов в Загорске было несколько ансамблей, потом эта культура переросла в наш муниципальный оркестр, который во всём своём многообразии развивает и джазовое направление. Вообще, джазовых биг-бендов в стране мало, а у нас он де-факто есть.

 

В Сергиевом Посаде уже пять лет существует джазовая филармония в центре «Дубрава», с регулярными концертами при участии работников филармонии. В них участвуют лучшие джазовые музыканты страны. Параллельно с филармонией работает студия для детей и юношей. Также у нас много собственных композиторских проектов. Всё это выросло в фестиваль «Дубрава Музыка», который по качеству программы и уровню исполнителей может войти в десятку лучших фестивалей страны.

 

Если говорить про концерты, то к 2018 году их количество на душу населения в Сергиевом Посаде если не на первом месте, то в пятерке или в десятке по России. Можно сравнить с Санкт-Петербургом, где есть единственная в стране джазовая филармония. Если разделить количество жителей Санкт-Петербурга на количество концертов, то процент в Сергиевом Посаде будет таким же.

 

 

Считается, что джаз — это музыка больших городов. Благодаря чему он получил такое развитие в небольшом Сергиевом Посаде?

 

— Джаз — это не музыка больших городов, это музыка очагов культуры. Недостаточно быть мегаполисом — если смотреть на США, то за историю этой страны джазовые центры существовали и существуют в небольшом количестве городов, но при этом они не охватывают всю страну. Дело не в размерах города, дело в каких-то метафизических законах, и мы не можем сказать, почему эта культура формируется в определенном месте. У нас тоже есть крупные джазовые центры в больших городах — это, например, Москва, Санкт-Петербург, Казань, Ростов-на-Дону. С другой стороны, джазовым центром в нашей стране долгое время являлся Обнинск. Это маленький город в Калужской области, известный научный центр. Когда мы, сергиевопосадцы, в 70–80-е годы предпринимали попытки играть такую музыку у себя в городе, то в Обнинске уже проходили международные джазовые фестивали. Достаточно появиться яркому джазмену, носителю этой культуры, в деревне — и деревня станет джазовым центром.

 

В советское время джаз развивался в Загорске вопреки воле властей?

 

— Я бы так не сказал. Не помню ни одного случая, чтобы джазмен серьезно пострадал даже на уровне какого-то замечания. У нас противодействия никакого не было, наоборот, была поддержка, даже по линии комсомольских организаций. В советское время и первые постсоветские годы активность джазовой культуры была выше. В 90-е годы наступило сложное время, и джаз перестал получать поддержку, как и любое искусство. Ни либеральные ценности, ни рыночная экономика импульс джазу не дали. Зная потенциал публики и наших артистов, я говорил, что пора вернуть в город джаз, играть как можно больше концертов. Теперь эта культура финансируется из муниципального бюджета, а у администрации есть понимание, что это важно и необходимо. Джаз не только вернулся в Сергиев Посад, но и стал неотъемлемой частью нашей городской культуры.

 

Как вы оцениваете уровень местных исполнителей и в целом — уровень музыкального образования в городе?

 

— Музыкантов много, уровень у всех разный — любительский, крепко любительский, профессиональный и высокопрофессиональный. Он зависит от того, сколько времени джазмены уделяют музыке.

 

В «Дубраве» существует школа современной музыки Indigo Land, в следующем году она отметит своё 10-летие. Школа добилась удивительных результатов — сейчас здесь занимаются 30 человек, которые играют в шести полноценных концертных коллективах. Команды состоят из начинающих студентов и профессионалов, которые учатся, а также любителей высокого уровня. Наша школа задумывалась как ступенька между музыкальной школой и учреждениями среднего и высшего музыкального образования.

 

Мы старались сделать не просто студию, мы создавали среду, где будет симбиоз учебного процесса и концертной деятельности, где будут регулярные выступления перед публикой и живое общение с профессионалами.

 

За девять лет шесть наших учеников либо окончили, либо продолжают получать профессиональное образование. Эта цифра приближается к 10% от числа студентов, которые в разное время проходили у нас обучение. Это очень хороший показатель.

 

 

В июне пройдёт 5-й фестиваль «Дубрава Музыка». Как он эволюционировал за эти пять лет?

 

— Концептуально фестиваль никак не изменился. Мы сохраняем свою миссию, стараемся приглашать лучшие авторские проекты, исполнителей и коллективы, которые являются  лучшими в своих амплуа. Что изменилось? В этом году фестиваль стал международным. Это не сверхзадача, а результат интереса к фестивалю со стороны музыкального сообщества. В рамках филармонии международные проекты были, а в рамках фестиваля — не было и быть не могло, потому что смета ограничена. И я убеждён, что у нас достаточно своей высокой культуры. Но уж раз они обратились к нам, то я их гостеприимно пустил.

 

Благодаря чему «Дубраве» удаётся привлекать звёзд мирового уровня, не имея больших финансовых и организационных ресурсов?

 

— Любой большой исполнитель, большой артист понимает, что существует просветительская миссия. Когда он видит, что на месте благодатная почва для выполнения его миссии, вопросы финансов становятся вторичными.

 

Как иностранные исполнители реагируют на город — им нравится Сергиев Посад?

 

— Конечно. Музыканты, особенно большие музыканты, действительность воспринимают не только глазами и ушами, но и какими-то душевными фибрами. Когда они приезжают, они говорят не про то, какой у нас здесь воздух, а про то, какой у нас здесь дух. А с духом в Сергиевом Посаде было всегда всё хорошо.

 

 

На какие мировые джазовые фестивали вы оринтировались?

 

— Есть три главных джазовых фестиваля — в швейцарском Монтрё, канадском Монреале и американском Монтерее. В Швейцарию я несколько раз ездил на фестиваль, чтобы набраться опыта. Сейчас, при всех абсолютных плюсах этого фестиваля, он не является для меня ориентиром. Мне интересно создавать совершенно оригинальный фестиваль.

 

Вы чувствуете, что ваш фестиваль, ваша музыка, ваша филармония меняют людей, которые сюда приходят?

 

— Музыкант может об этом думать, но он не должен ставить задачу менять человека, менять мир. Это не очень скромно. Хороший музыкант должен понимать: хочешь изменить мир – измени себя. У музыкантов огромные возможности, чтобы менять самих себя в части как творчества, так и человеческих качеств. Если его творчество растёт и меняется, значит, это автоматически меняет мир. Задачи такой нет, но это происходит естественным образом.

 

И как погружение в искусство меняет самих музыкантов?

 

— Музыка оперирует запредельными образами и является объектом нападок со стороны несовершенств этого мира. Музыканту, даже очень талантливому, иногда не очень просто остаться чистым музыкантом, не скатиться в область эго или удовлетворения каких-то материальных потребностей. Я часто наблюдаю такую «эволюцию». Например, высококлассный музыкант становится востребованным и попадает в среду поп-музыки, которая его засасывает. Это другой график работы, другие средства, другой образ жизни. Иногда, когда он там остаётся, он теряет умение воспринимать запредельные образы. Этот человек начинает реже появляться в нашей среде, потом совсем пропадает. Бывает другой вариант — музыкант попадает в поп-среду, но потом говорит себе «стоп» и уже не идёт на поводу конъюнктуры, а слушает голос совести, разума, высокого искусства. В «Дубраве» в основном работают те музыканты, которые служат высокой миссии.

 

Беседовал Емельян Данилов

Комментарии
0

Никто еще ничего не написал...

наверх >
x Спасибо за внимательность. Опечатка уже отправлена нашим редакторам.