Команда молодости нашей

Степанов Юрий
Идеологический отдел Загорского ГК КПСС: Александр Колесников, Константин Бобков, Вячеслав Витушкин (редактор газеты «Вперёд»), Вячеслав Трусов, Юрий Степанов, Любовь Анисимова, Галина Махотина, Галина Осипенко, Галина Суббота. 1988 год.
521
0

Записки инструктора горкома

 

Продолжение. Начало в №№ 18 и 19

 

 К 1981 году, когда я пришёл на работу в горком, у меня уже было интуитивное понимание неэффективности советской власти. Об этом можно было судить хотя бы по дефициту товаров и продуктов в магазинах, по бесконечной «шефской помощи» в сельском хозяйстве и т.п. Раздражала тупая пропаганда и ограниченность информации. От этого рождался не столько протест или апатия, сколько, как ни странно, желание попытаться своими силами изменить жизнь к лучшему. И горком КПСС стал таким шансом.


Что представлял из себя городской комитет партии? Формально власть в районе принадлежала исполкому горсовета, но это была власть скорее номинальная, к тому же не подкреплённая сколь-нибудь серьёзным аппаратом. Реальной хозяйственной властью были промышленные предприятия – градообразующие, как позже стали их называть: ЗОМЗ, ЗЭМЗ, НИИПХ, НИИхиммаш, НПО «Радон» и другие. Они создавали и содержали большую часть социальной сферы: жильё, детские сады и школы, поликлиники, пионерские лагеря… Горком же был структурой политического управления, но при этом занимался и экономикой на уровне абсолютно непостижимым по современным понятиям. Например, промышленно-транспортный отдел ко всему прочему отслеживал разгрузку железнодорожных вагонов в нормативные сроки, а сельхозотдел контролировал заготовку веточного корма для крупного рогатого скота (да, коров кормили не только сеном, силосом и комбикормом, но и еловыми ветками). Что уж говорить о контроле за ежедневными надоями молока – это было святое. В составе горкома был ещё организационный отдел, который заботился о «росте рядов», контролировал проведение партийных собраний и вообще «бдил». Ну, и наш отдел пропаганды и агитации, а позднее – идеологический, в котором соседствовали, грубо говоря, и «говорильня», и практика. С одной стороны – пропагандисты, агитаторы, наглядная агитация, партийная учёба, с другой – такие важные и, главное, реальные сферы жизни, как образование, культура, спорт. И пресловутая работа по месту жительства, о которой я уже говорил. Во главе горкома стояли три секретаря: третий обычно отвечал за «село», то есть за сельское хозяйство, второй – за оргработу (иногда в сочетании с идеологией), а первый был самый главный человек, царь и бог. После него в неформальной табели о рангах следовал председатель исполкома. О масштабах аппаратов горкома и исполкома можно судить хотя бы по количеству персональных, то есть служебных машин: три в горкоме и штук пять в исполкоме. Плюс «Волга» первого секретаря горкома комсомола. А частных машин тогда было очень мало. Стоянка перед «белым домом» была почти так же пуста, как и сейчас, когда она закрыта.


В 1981 году заведующим отделом пропаганды и агитации стал Константин Бобков вместо ушедшей на должность директора музея-заповедника Натальи Павловны Игнатьевой. Бобков пришёл с ЗЭМЗа, это был энергичный, честолюбивый руководитель, из той редкой категории начальников, которые не боятся приглашать на работу людей не глупее, а может, и умнее себя. Этот подход разделяли в горкоме, разумеется, не все. Наверное, поэтому наш отдел со временем стал этакой коллективной «белой вороной».


Перед моим назначением нужно было пройти ритуальное собеседование с первым секретарём. Тогда это был Виктор Фёдорович Новиков – молодой ещё человек, сделавший стремительную карьеру от комсомольского секретаря из Лозы и первого секретаря горкома комсомола до председателя исполкома и первого лица района. Никакого пиетета перед ним я тогда не чувствовал и поэтому, кажется, не очень приглянулся. Он задал пару каких-то формальных вопросов, мои ответы чем-то ему не понравились, он скривил лицо и быстро закончил аудиенцию. Когда мы вышли в коридор, Бобков был красный как рак: «Вы что?! Разве так можно с первым секретарём разговаривать?!» Как «так»? Отсутствие пиетета по отношению к начальству меня дальше по жизни и подводило, и выручало. Но это было моё естественное состояние.


Поначалу я чувствовал себя довольно одиноко в окружении уже заматеревших коллег. Но вот в 1983 году в отдел пришёл Сергей Персианов, позднее – Галина Суббота, Ольга Дмитриева, Вячеслав Трусов, Любовь Анисимова, Александр Колесников. Всё это были люди небезразличные, творческие, честно стремящиеся сделать что-то полезное. В общем, во второй половине 80-х годов в горкоме образовался своеобразный центр партийного либерализма. Разумеется, он был бы невозможен без поддержки завотделом Константина Бобкова и секретаря по идеологии Натальи Павловны Игнатьевой, которая к тому времени вернулась в горком. Мы и сами спокойно жить не хотели, и начальству не давали, чему оно было не всегда радо. Но к тому времени началась перестройка, и это помогало нам не чувствовать себя изгоями.


Атеистическое воспитание, не без моей помощи, удалось к тому времени избавить от совсем уж глупых перекосов и постепенно свести на нет. Да и времена менялись.


Продолжение следует

 
Комментарии
0

Никто еще ничего не написал...

наверх >
x Спасибо за внимательность. Опечатка уже отправлена нашим редакторам.