388
0

Принятый 26 мая Мособлдумой закон о выборах в муниципалитетах Подмосковья (назовём его так для краткости) знаменует собой новый успех нашей власти в вертикалестроении. 

 

Речь идёт о том, что глава муниципального района теперь не будет выбираться всенародно, как это повелось с 90-х годов. А будет избираться районным Советом депутатов из числа кандидатов, представленных специальной конкурсной комиссией. То есть схема «сити-менеджер, он же глава администрации» переходит с уровня поселения на ступеньку выше. По существу это означает назначение губернатором своего представителя в районе, формально одобренное районными депутатами. Которые, напомню, состоят наполовину из глав поселений, а наполовину из депутатов тех же поселений. То есть людей, уже встроенных в вертикаль и своё место в ней трезво оценивающих.


К этому шло давно. На примере Сергиево-Посадского района мы прекрасно помним, как это неудобно областной власти – иметь независимого главу района, да ещё с высоким рейтингом у населения. Выберут, не дай бог, какого-нибудь Упырёва, да три года подряд – мороки не оберёшься: то вводи параллельное управление, то отменяй результаты выборов, то отстраняй от должности через возбуждение уголовного дела. Избирательные технологии, конечно, не стояли на месте – оказалось проще не допустить нежелательного кандидата к выборам, чем потом иметь головную боль. Помнится, захотел в 2009 году Александр Беляков составить конкуренцию на выборах главы района Владимиру Короткову, а у его хозяйства молоко брать перестали – и куда ты денешься? А Василия Гончарова тогда же на выборах главы города просто «зарубили» на стадии регистрации, поскольку он решил посоперничать с «кандидатом президента» Николаем Масловым, – даром, что недавно был в обойме губернатора. Выяснилось, правда, что такая стерилизация выборов тоже не гарантирует успеха. Маслова пришлось вскоре с треском отправлять в отставку. Да и Коротков не снискал больших успехов, хотя и вошёл во власть при крепкой громовской поддержке.


Видно, это в природе любой исполнительной власти – упрощать процедуры, соблюдая лишь внешние приличия, и считать себя единственным сувереном. Ну как можно доверять народу?


Народу оставили только выборы депутатов поселений и – в лучшем случае – глав поселений. Такая схема предусмотрена, хотя предпочтительной считается другая, когда главу поселения выбирают депутаты из своей среды, он возглавляет поселенческий совет, а местной администрацией рулит нанятый сити-менеджер.


И трудно сказать, что это несправедливо, когда наши люди старшего по подъезду выбрать не в состоянии, или уличкома. Какое вам ещё местное самоуправление?


Другое дело, что если не растить что-то новое, то как оно вырастет? И если нет сдержек и противовесов исполнительной власти в лице независимых законодателей, суда, прессы и правосознания граждан, то что, кроме усиления вертикали и ощущения её незаменимости, нас может ожидать?


Но, как учит нас физика и опыт цивилизации, чем жёстче система, тем большей хрупкости она подвержена. Советская власть тоже считала себя вечной и единственно правильной, а чуть пришлось играть по демократическим правилам – и всё посыпалось. Зачем же совсем-то от демократии уходить – впереди те же грабли.

 

Комментарии
0

Никто еще ничего не написал...

наверх >
x Спасибо за внимательность. Опечатка уже отправлена нашим редакторам.