Как в Посаде голосовали 150 лет назад

215
0

С выборами наши земляки впервые встретились эдак 150 лет назад, когда стали выбирать органы местной законодательной власти – городских уполномоченных, или гласных.

 

 Особенностью тех выборов было голосование при помощи шаров. Скорее всего, этот «выборный боулинг» был связан с уже имевшейся традицией выборов в Дворянские собрания. Испытанная с 1719 года практика!


Выборы гласных членов городских дум в Московской губернии проходили в соответствии с губернским Городовым положением. Первое такое положение было принято на гребне реформ времен Александра II, в 1870 году. А следующее, более совершенное, сделанное с учетом накопленного опыта, – в 1892 году.


Избирательное право предоставлялось независимо от сословной принадлежности всем горожанам старше 25 лет, состоящим в русском подданстве и не менее года являющимся собственниками недвижимости. В выборах не участвовали женщины, лица, лишенные судом прав, состоящие под гласным надзором полиции, содержатели питейных заведений, священнослужители, евреи, постоянные члены губернского по земским и городским делам присутствия (в том числе губернатор и вице-губернатор). В общем, целая «московская солянка» причин лишения избирательных прав – от унизительных до должностных!


Баллотироваться мог каждый, заявивший о своем желании, допускалось выдвижение кандидатуры от группы избирателей не менее пяти человек.
Дату выборов утверждал губернатор.


Главным цензом для участия была, конечно, недвижимость. И хотя в документах начала 1890-х годов низший предел стоимости ее определялся в 300 рублей, судя по спискам домовладельцев Сергиевского Посада на 1902 год, когда готовились к очередным выборам уполномоченных на очередной четырехлетний срок, среди хозяев фигурируют и собственники, обладавшие домами, оцененными в 50 рублей. Местный колорит?


Из области курьеза – одному из наших владельцев городской недвижимости, стоимость которой оценивалась в 500 рублей, было отказано во внесении в избирательный список по причине того, что принадлежащее ему здание представляло собой не жилой дом, а «старообрядческую молельню». В качестве доказательства сообщалось, что здание стоит «с постоянно закрытыми ставнями», «не имеет необходимых для жилья приспособлений и по внутреннему устройству похоже на православный храм». Нас, «наштыркавшихся» в теориях заговора и агентах влияния, немедленно при этом посещают мысли об ущемлении прав по религиозным мотивам. Хотя – не доказано!


Выборы были тайными. На ящике для голосования с трех сторон изображался герб города, а на четвертой – было вырезано два круглых отверстия с надписью над правым: «Избираю» и над левым – «Не избираю». Внутри урна была обита материей – чтобы шары, при помощи которых шло голосование, не издавали слишком много грохота. Внизу под каждым отверстием с противоположной стороны выдвигался ящик для «вынимания баллов» при подсчете голосов. А перед урной стояла чаша с деревянными шарами, на каждом из которых был изображен герб города.


Часто при такой системе были ошибки как при голосовании (в спешке, по невнимательности), так и при подсчете голосов. Достаточно было заинтересованности в результате членов счетной комиссии и удачного расположения ящика при выемке шаров.

 

Довольно часто случалась и потеря избирательных шаров. Однажды во время выборов, проходивших под надзором известного историка и общественного деятеля, городского головы Посада Николая Федоровича Каптерева, жалобщиками были отмечены случаи потери двух-трех избирательных шаров. Причем все случаи были зафиксированы в протоколах и не отрицались председателем избирательной комиссии: они, мол, не оказали влияния на избрание или неизбрание отдельных кандидатов. Далее в объяснительной записке Каптерев писал, что выборы продолжались 13 часов: «Просидеть столько времени в душной и жаркой зале было со стороны сергиевопосадских домовладельцев истинным подвигом, и испытывать далее их терпение новыми перебаллотировками… я не решился». Однако жалоба пошла далее по инстанциям. При ее рассмотрении у губернатора было принято во внимание, что все неизбранные лица были «забаллотированы числом шаров, значительно превышающим два или три голоса». В итоге выборы признали законными.


Избранными в гласные считались кандидаты, получившие более половины голосов всех присутствующих на выборах. Если кандидаты получили равное количество баллов, то они тянули жребий. Итоговые списки гласных в двухдневный срок представлялись губернатору.
В 1906 году состоялись первые выборы в новый высший законодательный орган Российской империи – Государственную думу. И мы видим все те же шары. Интересно, что в тех выборах среди кандидатов от Сергиевского Посада был знаменитый русский историк Василий Осипович Ключевский. Но обыватели его «забаллотировали». Потом все центральные газеты трубили о том, как в Сергиевском Посаде великому ученому предпочли местного лесозаводчика! Впрочем, тогда от нас в Думу никто не попал. Только на выборах четвертого состава Государственной думы среди ее депутатов оказался уже упомянутый мною городской голова академического толка Николай Федорович Каптерев.

 

Комментарии
0

Никто еще ничего не написал...

наверх >
x Спасибо за внимательность. Опечатка уже отправлена нашим редакторам.